Антракт

Последние дни телестудии КУНГУР-ИНФОРМ ТВ
Последние дни телестудии КУНГУР-ИНФОРМ ТВ

Последние дни телестудии КУНГУР-ИНФОРМ ТВ

(Продолжение. Начало смотрите здесь)

Отвратительный период начала 2007 года помнится плохо. Все наши идеи рассыпались в прах, не доживая даже до уровня проектов. Все силы уходили на эфирные передачи, а перспектив, как и прежде не было никаких. Городская администрация, с которой мы так и не нашли общего языка, пыталась подчинить нас себе если не за бесплатно, то за копейки. Мы упорствовали. Ломалось оборудование. Срывались съемки. О продолжении лукойловских проектов в таком нервном состоянии не могло быть и речи. Руководство корпункта и все ему сочувствующие, ненавидели нас уже совершенно открыто, забыв об элементарной порядочности. Так не могло продолжаться долго.

В конце концов, 2 марта 2007 года нас обоих вызвали в офис компании, обвинили во всех смертных грехах, с головы до ног облили грязью и велели убираться «по собственному желанию» на все четыре стороны.

Немного позже, когда утихли страсти и рассеялся дым, стал понятен убогий механизм этой процедуры. Компания просто решила наше телевидение закрыть, убедившись в его «экономической нецелесообразности»  Но закрыть таким образом, что бы мы уволились сами и не попали «по сокращение», а потому и был затеян весь этот грандиозный и прекрасно сыгранный спектакль. Чувствовалось, что спектакль игрался не в первый раз, и опыт у актеров высшего руководящего звена компании был изрядный. Наш Редактор в то звено не входил, и оказался единственным человеком, кто воспринимал происходящее совершенно серьезно. 

Пока мы ездили «на ковер», Редактор  с помощью какого-то местного специалиста выковырял жесткие диски с нашего монтажного компьютера, запер студию на ключ и со всем этим барахлом укатил в Пермь. Несколько позже мы узнали, что эту глупую инициативу не поняли даже там: «Он что, действительно вас злодеями считает?»  Подержали диски у себя для виду, да и отдали обратно - никакой личной крамолы на рабочем компьютере у нас никогда не бывало. Однако все это было потом. А в тот момент, вернувшись вечером из Перми и удивленно разглядывая учиненный в студии бедлам, мы чувствовали, что у кого-то из сотрудников UTV явно «поехала крыша». 

Несмотря на все, свалившиеся вдруг неприятности, мы сами, к счастью, находились в здравом уме – единственное, пожалуй, что нам тогда оставалось. Поэтому за выходные  все телевизионное оборудование вполне цивилизованным образом было подготовлено к передаче, в понедельник с утра сдано Редактору под роспись, а к вечеру я был уже совершенно свободен. Доказывать всем что я не верблюд и канючить лишнюю копеечку при увольнении смысла не имело – это только силы зря терять. И время. Тому и другому можно найти более достойное применение.

Спустя всего полгода...
Спустя всего полгода...

Спустя всего полгода...

Моя коллега, как оказалось, все пять лет числилась обычным корреспондентом радио и по должностной инструкции не имела к телевидению никакого отношения. Заявлений об увольнении Юлия не писала, а поводов для ее увольнения иными способами у компании не было. Пошумели немножко для виду, на том и успокоились. 

Спустя несколько дней пермяки совершенно открыто отдали нам весьма любопытные факсы-кляузы, которые давно и регулярно строчило на нас наше местное руководство. Странный, недвусмысленный жест! Сразу захотелось поместить эти произведения в рамки и вывесить на всеобщее обозрение.  Многочисленные докладные этого «матерого журналюги», написанные корявым чиновничьим языком второй половины прошлого века, прекрасно смотрелись бы на фоне наших нынешних дипломов. 

Задумка, в общем-то, хорошая. А почему бы и нет? Когда-нибудь обязательно так и сделаем, и смысл этой композиции будет понятен каждому. Но все это потом, а пока предстояло разобраться уж если не с финалом, то, как минимум, с антрактом нашего телевизионного произведения для двух исполнителей.

Продолжение следует.

Начало смотрите здесь:

"Рождение монстра", "Лотерея", "Потеряшка", "Недочеловеки",
"Ребята, а где деньги?!"