Поиск материалов

Виртуальный кинозал

Наши странички в соц.сетях

Подписка на новости

Третий Лишний

Борис Марданов
Борис Марданов

Борис Марданов

В квартире 30-летней Ольги Астафьевой уже 4 месяца живет безногий инвалид. Женщина по-соседки взяла его из холодной квартиры к себе, пережить суровую зиму, а теперь не знает, куда его пристроить. Местная соцзащита в доме-интернате отказывает.

 
  Default

Уже 4 месяца в квартире Ольги Астафьевой живет 60-летний сосед по дому Борис Марданов. Одинокий человек в жуткие морозы чуть не замерз в своей комнатушке, так как ни электричества, ни печного отопления у него нет. В продуваемой насквозь комнате он отморозил себе стопы ног. Врачи ампутировали конечности. Ольга вместе с мужем, не выдержав такой картины, пригласили Бориса к себе. Так в тесноте, на 12-ти квадратах, вместе пережили зиму.

(Ольга Астафьева) - Куда его зимой? Он там просто замерзнет. Он же ночью там был в варежках, в шапках, в куртке. И он спал под тремя одеялами. Вот в этой всей одежде. Мы в шоке были, когда все увидели.

Каждые 2 дня Ольга делает Борису перевязки. Его ноги постоянно гниют. Сырость в старом доме мешает заживлению глубоких ран. В свободное от работы время женщина бегает по аптекам и в соцзащиту с просьбой помочь собрать документы соседу для дома-интерната. В ответ слышит отказ: здесь бумажными делами инвалидов заниматься некому: ставка специалиста сокращена.

Борис Марданов курит возле печки: «Вот такая жизнь!»

(Ольга Астафьева) - Хирург приходил на дом. Хирург сказал, «ну что, сочувствуем, но мы не соцработники». Вот и все. Весь ответ был. А в соцзащите вообще отфутболили просто: делайте и бегайте сами. Все.

В соцзащите Ольге Астафьевой предложили оформить опекунство над Борисом или стать участницей программы «Семья для пожилого». Что касается дома-интерната, то, по словам соцработников, при наличии даже всех документов инвалида Марданова туда не возьмут.

(Ирина Донскова, ведущий специалист территориального Управления Министерства социального развития Пермского края по Кунгурскому городскому округу и Кунгурскому муниципальному району) - Если строго подойти, для дома-интерната у него нет никаких признаков. Он дееспособный, сам себя обслуживает, есть пенсия, есть жилье. По параметрам не подходит.

Теперь о жилье. Когда-то у пенсионера была хорошая квартира. Одинокого мужчину заприметили продуманные риэлторы. Переселяли его то в одно, то в другое жилье, пока не увезли на окраину города, в старый дом без удобств и отопления.

(Ольга Астафьева) - Чувствуете? По ногам как тянет. Вообще холодно! А в 30 градусов? Дом-то проваливается. Старый.

Инвалиду в таких условиях просто не выжить, уверена сердобольная соседка. Если и возвращать его, то исключительно туда, где за ним будет присмотр и уход. 4 месяца Борис Марданов не бывал на улице. Пробует осваивать костыли, но пока не получается. На всякий случай собрал сумку с вещами. С одной стороны боится, что за ним однажды придут, а с другой сам понимает - пора и честь знать.

(Борис Марданов) - Здесь отлично живется. С такими дамами не соскучишься!!! Они и помогают, и поддерживают. Уехал бы в интернат, если б можно было… Мне больше некуда деваться…Только не знаю, хватит ли мне там питания. Ну…моей пенсии. Здесь можно сказать с семьей живут, а я так сказать, третий лишний.

Вариант с пермской Социальной гостиницей стал для Ольги Астафьевой единственной надеждой. Соцработники только после общения со съемочной группой обещали поинтересоваться, возьмут ли туда Бориса Марданова? Хотя, собственно, похлопотать об этом можно было и без вмешательства телевидения.

Юлия Долгова, Михаил Овсейчик 
Пермский край