Без сына. Без жилья.

Вера Лаукарт постоянно перечитывает письма сына.
Вера Лаукарт постоянно перечитывает письма сына.

Вера Лаукарт постоянно перечитывает письма сына.

В городе Нытва Пермского края живет Вера Лаукарт. Ее сын Эдуард в 1995 году погиб в Чечне. 16 лет она стояла в очереди на жилье, как мать погибшего, но была вычеркнута из списков. Живет она в доме без газа и без воды, в доме, где хранится Орден мужества ее единственного сына, который боролся за мир на Северном Кавказе. (+12)

 
  Default

И в снег, и в дождь Вера Лаукарт навещает могилу своего сына Эдуарда, погибшего в первой чеченской войне. С ней всегда друзья Эдика. Он начинал служить в Самаре, где выучился на водителя боевой машины пехоты. Из Самары был отправлен в «горячую точку». 25 октября 1995 года Эдуард попал в засаду. Боевики перекрыли дорогу и выставили перед машиной Эдика беззащитных женщин и детей.

(Александр Кузнецов, сослуживец, друг детства Эдуарда Лаукарта) - Когда они ехали с экипажем. Выстроили щит из живых людей, из мирных жителей, и Эдик отказался ехать по этим людям. Потом его нашли за остановкой убитым.

После похорон Вера Лаукарт места себе не находила. Из Краснокамска переехала в соседний город Нытву, к маме, в однокомнатную квартиру. Судьба свела с мужчиной, у которого были дочь и внук, и семья обменяла мамину квартиру на заброшенный дом в 100 квадратов, без окон, без дверей, без крыши…

Вера Геннадьевна, как мать погибшего солдата, стояла в очереди на жилье. Параллельно, они с мужем Игорем как могли, ремонтировали старый дом. В администрации даже советовали собирать чеки, мол, как только придет жилищный сертификат, компенсируются затраты на ремонт, но надежды неожиданно рухнули.

(Вера Лаукарт, мать погибшего в Чечне солдата) Стояла столько лет…, 16 лет стояла, но умерла мама, дом остался мне, и меня сняли с очереди. Все позволяет. Все хорошо.

16 лет Вера Лаукарт только и слышала от чиновников - «ждите». Но, стоило Вере Геннадьевне вступить в наследство после смерти мамы, как на следующий же день ей позвонили со словами: «Пришел сертификат, но вы его не получите, у вас теперь есть жилье». Как будто ждали, говорит женщина, когда мама умрет и все пойдет по плану чиновников.

(Марина Косожихина, заместитель главы администрации Нытвенского муниципального района по социальным вопросам) - В ее собственности есть жилое помещение общей площадью 102,7 квадратных метра, и она является единственным собственником, а у нас на учет ставятся при наличии менее 9 квадратов жилой площади на человека.

По всем бумагам, Вера Геннадьевна встала на учет, когда у нее в собственности не было даже 9-ти квадратных метров!

(Марина Косожихина, заместитель главы администрации Нытвенского муниципального района по социальным вопросам) - Она могла не вступать в наследство, тем более, знала, что она вот-вот должна получить жилищные сертификат.

В доме, где в 1918 году был штаб белогвардейца Колчака, теперь все современно. Вера с мужем брали на ремонт в банке несколько кредитов. Выплачивали деньги и снова влезали в долги. Муж Игорь из подвала сделал кухню. Переход из кухни в комнаты украсил деревянной лестницей с точеными балясинами. Он – мастер по дереву. Лестница и впечатлила жилищную комиссию.

(Валентина Фролова, подруга детства Эдуарда Лаукарта) - Эти балясины и там медведь резной, и у них сделалось, что тут есть достаток, тут все устроено, что отделка сделана, но это все косметически, внутри благоустройства-то нет. А сертификат выдается, даже в Законе написано, «на приобретение и улучшение жилищных условий».

Когда брали этот старый дом, его износ составлял 78%, после ремонта, который длился 12 лет, жилищная комиссия поставила ему износ не более 32%, и признала годным для проживания.

(Екатерина Шальнова, Почетный гражданин города Краснокамска) - Нашла фотографию Веры Геннадьевны. Это она до той трагедии, до какой довели ее…

Когда погиб Эдуард Лаукарт, Совет женщин в Краснокамске возглавляла Екатерина Шальнова. Екатерина Васильевна помогла с жильем каждой из 12-ти мам, чьих сыновей унесла война, очень сожалеет, что Вера Лаукарт уехала на родину, в Нытву, хотя, этот город в получасе езды от Краснокамска.

(Екатерина Шальнова, Почетный гражданин города Краснокамска) - Как говорят, дома и стены помогают, но получилось совсем другое. Все мои мамы, которые были в списке, все получили кто квартиры, кто деньги. Кто деньги не получил, я писала в Фонде защиты материей, потерявших сыновей, это в Москве…

Вера Лаукарт постоянно перечитывает письма сына.

(Вера Лаукарт зачитывается отрывок из письма) - …Выводить нас не собираются. Сказали, останетесь зимовать здесь, в Чечне. Нас снимали на видеокамеру в мае. Мы там за столом автоматы чистили.

Боевики расстреляли Эдика, который отказался проехать по женщинам и детям. Слова «множественные сквозные проникающие ранения головы и туловища» из медицинской справки, спустя 24 года продолжают разрывать материнское сердце.

(Вера Лаукарт, мать погибшего в Чечне солдата) - Лаукарт Эдуард Викторович, Орден мужества. Сказали хранить пожизненно. Вот за такие бумажки, за такие крестики ребята наши гибли. Да нет, конечно, и не за них ребята гибли. Все-таки там живут люди, …просто им нужно было помочь… Кто-то должен был погибнуть… Не всем же в машинах кататься с девчонками по морям…

В доме доброй Веры Геннадьевны живут 16 кошек. Иногда на обед заглядывают еще и соседские коты. Уборки хватает. Дом хоть и большой, но без удобств. По жилищному сертификату женщине были положены 600.000 рублей. Этих денег хватило бы на благоустройство дома.

(Вера Лаукарт наполняет ведра снегом) – На бытовые нужны. У кошаков туалеты вымыть…

В зимнее время мать погибшего солдата набивает ведра снегом. Талой водой моет полы, поливает цветы, использует в туалете. Нужна вода. Нужен газ. Есть электрокотел, но электричество дорогое. Пользуются котлом крайне редко. Вера Лаукарт рассчитывала заплатить за газификацию из средств сертификата, теперь, видимо, придется брать в банке очередную ссуду.

(Вера Лаукарт, мать погибшего в Чечне солдата) - Тысяч 200.000 мне бы хватило газифицировать этот дом и воду пробить, и вообще, я бы спокойно жила до скончания века. Мне ничего больше от государства не надо…

Друзья Эдика предлагают Вере Геннадьевне обратиться в суд, чтобы вновь восстановиться в очереди на жилье.

(Валентина Фролова, подруга детства Эдуарда Лаукарта) - Мы обратимся в юридическую помощь города Перми и планируем подавать в суд на администрацию Нытвенского района и на предыдущую администрацию…

В администрации на идею инициативной группы успели отреагировать и дать ответ, что с судом у Веры Лаукарт ничего не получится. По бумагам у чиновников все чисто.

 

Материалы, похожие по тематике или снятые на той же административной территории: