Стрелочник виноват?..

Вид со стрелки №20
Вид со стрелки №20

Вид со стрелки №20

Жительницу станции Углеуральская Пермского края, сотрудницу углеперерабатывающего предприятия Наталью Александрович на рабочем месте травмировал тепловоз. Женщина лишилась ступней. Став инвалидом, Наталья столкнулась с огромным количеством трудностей.(+12)

 
  Default

Табурет с отпиленными ножками стал самым верным другом Натальи Александрович. Опираясь на него, Наталья передвигается по квартире, ставит чайник на плиту, даже ходит в туалет… Прошло 3 месяца после травмы, а женщина до сих пор не может прийти в себя.

(Наталья Александрович) - Сейчас у меня жизнь просто перевернулась. Первое, что я хотела, когда все этой со мной случилось, просто умереть.

Случилось все утром, 9 октября 18 года. Наталье, как дежурной стрелочного поста углеперерабатывающего предприятия, поступила команда отправить тепловоз на заправку. Пока женщина готовила пути, тепловоз налетел на Наталью, столкнул ее в колею, обрезав обе стопы. Заводские медики растерялись и, по мнению пострадавшей, оказали неквалифицированную помощь.

(Наталья Александрович) - Пальцы льдом никто не обложил, их просто в полиэтиленовом пакетике засунули мне в карман. Искали в замешательстве, чем бы ноги перетянуть. Мне не видно, кто чем мотал, но я слышала, люди говорили, давайте, вон есть зарядка для телефона, хотя бы, мол, ей.

Уже доказано, что машинист нарушил инструкцию - отправился на тепловозе один, без помощника. Сигнал перед переездом не подал. Судя по акту о несчастном случаи на производстве, виноваты 6 человек, а без ног – только стрелочница Александрович. Рабочие по доброй воле собрали для коллеги 107.000 рублей, а предприятие, говорит она, ни чем не помогло. У заводского руководства – свое мнение.

(Семён Владимирович Прохоренко, генеральный директор ОАО «Губахинский кокс») - Когда произошел инцидент, предприятием была организована доставка человека нашего работника до лечебного учреждения, в сопровождении всех процедур, связанных с операцией и выздоровлением. Доставка работника в момент выписки домой…

Пока Наталья Александрович постепенно восстанавливается, следственный комитет проводит проверку. Возбуждено уголовное дело по 263 статье Уголовного кодекса.

(Александр Тикун, руководитель Губахинского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Пермскому краю) - Максимальное наказание по данной статье предусматривает до 2 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности…

Два месяца женщина провела в больнице. Сейчас лечится дома, в родном поселке Станция Углеуральская. Вторым ударом для нее стал один из пунктов заключения врачебной комиссии. На весь период реабилитации (а он может быть и полгода), больной выписали всего 20 бинтов, тогда как в неделю на перевязки уходит 6 штук.

(Наталья Александрович) - Мы покупаем бинты за свой счет. Салфетки – это перевязочный материал нам вообще не выписали, салфетки мы покупаем сами. То они есть большого размера, то их нет. Если вообще салфеток нет, значит, стерильные бинты – сами делаем салфетки…

Врачебная комиссия ссылается на Закон. Рекомендации назначались с учетом всех норм и правил.

(Игорь Чепурных, заместитель руководителя филиала ГАУЗ ПК ГКБ №4) - Было выписано то количество, которое как бы вот должно было вроде бы хватить, но в данном случае не хватило. Где-то, может быть, побольше расходовали, где-то еще что. Бинты если что, мы готовы с нашего учреждения туда… Пожалуйста…

В перевязках пациентка Александрович нуждается каждый день, но в выходные и праздничные дни фельдшер не ездит, поэтому, дочке Анастасии пришлось научиться самой этой ответственной процедуре.

(Анастасия Ольховская, дочь) - Врач вообще не приезжает, приезжает только перевязочная с фельдшером. И получается, они приезжают только 2 раза в неделю. В выходные перевязки опять же делаю я.

Бюро медико-социальной экспертизы – еще одна инстанция, встреча с которой оставила в душе пострадавшей женщины неприятные ощущения. Рав-но-ду-шие. Вот что по отношению к себе испытала Наталья.

(Наталья Александрович) - Заставили меня разматывать мои культи на комиссии МСЭ, я задала вопрос, а кто мне все будет бинтовать, у меня некроз, раны очень серьезные. На это мне никто ничего не ответил. Они меня раздели до трусов. Я сижу. Двери без конца открываются. Я сижу полураздетая, все это все видят…

Врачебная комиссия рекомендовала Наталье Александрович на данном этапе реабилитации ходунки, но сотрудники бюро МСЭ выдали ей противоскользящие костыли с шипами, которые портят линолеум. Пока они стоят без дела.

(Наталья Александрович) - Как на них ходить буду, я не знаю. Может, конечно, позже я согласна, но сейчас я не смогу. У меня приступа на левую ногу вообще нету. 05/08// - То, что мне не выписала комиссия МСЭ, за свой счет мы купили ходунки. Я выдвигаю ногу вперед, подставляю левую. Делаю шаг ходунками. Приставляю правую вперед…

В том же бюро медико-социальной экспертизы на этом периоде реабилитации обеспечили Наталью креслом-коляской. Ею женщина тоже не пользуется. Коляска широкая. В дверной проем из комнаты в коридор она еще проходит, а вот из коридора на кухню - нет.

(Наталья Александрович) - Вот свободное место в коляске. Сколько свободного места. Я попытаюсь проехать. В доме стоит мебель. Она вся нужная. Я не могу ради этого половину мебели выкинуть и остаться без холодильника и всего остального. Мне же еще жить в этой квартире.

У своих соседей по дому Наталья арендовала более компактную коляску. …В бюро медико-социальной экспертизы проблем не видят, ведь у человека есть права записаться на врачебную комиссию еще раз и решить вопрос.

(Ольга Четвертакова, руководитель филиала №21 бюро МСЭ ФКУ ПМЦ по Пермскому краю) - У нас есть Приказы, есть Постановления, есть ГОСТ, по которому мы работаем… Оптимально что, если не подходят, врачебная комиссия снова может направить в бюро медико-социальной экспертизы для замены технических средств.

Каждый день с Натальей Александрович на связи психолог Фонда социального страхования.

(Оксана Иксакова, заместитель начальника отдела страхования профессиональных рисков ГУ ФСС РФ - Пермь) - Как только позволит состояние здоровья пациентки, Фондом социального страхования помимо оплаты лечения в стационаре, амбулаторного лечения, будет произведена оплата протезирования Натальи Валерьевны.

Ее уверяют, что все планы осуществятся: и цветы у дома посадит, и с внуками поводится, но пока в душе Натальи, как и на улице – холод и тоска.

- Обида на машиниста у Натальи Александрович остается, ведь он перед ней даже не извинился и продолжает по-прежнему работать машинистом, а она теперь – инвалид, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Юлия Долгова, Михаил Овсейчик, студия «FMVideo», специально для программы «Большая страна».

 

Материалы, похожие по тематике или снятые на той же административной территории: